Катакомбы русского ислама

Previous Entry Share Next Entry
"Русский цикл". Глава 3 "ХХ век: взлет и падения". Великая советская. Победа и поражение (начало)
v_sidorov


 


Итак, начав с вопроса о том, почему и за что воевали наши деды, мы постепенно подошли к вопросу о том, чего они, мы в итоге добились.

 

Вновь подчеркнем – мы далеки от того, чтобы выставлять русских, сражавшихся под советскими знаменами, как «проклятых коммуняк», и противопоставлять им «благородных белых рыцарей нового крестового похода во главе с богоданным вождем Адольфом-Освободителем».

Гитлер, безусловно, не шел в Россию как освободитель. Гитлер шел в Россию, преследуя немецкие военно-политические цели, главной из которых был разгром опасного противника в крайне нежелательной и обременительной для него мировой войне на два фронта. Не за русских, конечно, потому, что он был немецкий националист, но и, на самом деле, не против, по той же самой причине, потому, что он был готов договориться со Сталиным о мирном сосуществовании и разделе сфер влияния, но, так как Сталин в отличие от него был не националистом, а строителем мировой коммунистической империи, этого добиться не удалось.

 

Планировали ли немцы колонизацию восточных территорий? Конечно, коли уж война началась, и если бы ее удалось выиграть, без этого бы вряд ли обошлось. В какой форме – это уже другой вопрос, и здесь, конечно, советская историографическая концепция, рисующая картину освобождения для немцев территории от Чехии до Урала с уничтожением или полной высылкой местного населения в Сибирь, трещит по швам и не выдерживает никакой серьезной критики.

 

Скорее, немцы бы пошли на новые территории как ограниченный контингент колонистов вместе с колониальной администрацией, точно так же, как британцы шли в Индию или русские в азиатские колонии России (Туркестан, Кавказ). Хорошо это было бы для русских? Чего уж тут хорошего!

 

Однако правды не утаишь – ни одной и ни другой. Несмотря на все зверства немцев, несмотря на обоснованные, надо сказать, подозрения их в колониальных планах на Россию, тысячи и тысячи русских людей, в немалой своей части добровольно предпочли воевать за них против режима, установившегося в их стране. И уж, конечно, не потому, что понимали причины и мотивы этой войны и нападения Гитлера на СССР, а потому, что даже, если видели в Германии зло, то считали это зло меньшим, чем коммунистический режим. И это вопрос, который мы должны разобрать.

 

Столкнулись ли в той войне абсолютное зло, с одной стороны, с добром, пусть и относительным, с другой?

 

Взгляд простого русского человека на этот вопрос мог меняться в зависимости от конкретной ситуации. Для тех, кто оказался под немецкими бомбами, для тех, чьих родных уничтожили в карательных операциях, немцы были именно абсолютным злом, с которым не могло быть никакого примирения. Но для других, которым немцы вернули отнятые у них человеческие права или имущество или предоставили самоуправление, как это было в отдельных местах, или «землю и волю», как это было на Дону, немцы были не то, что меньшим злом, а в некоторых случаях именно что «освободителями», с которыми предпочитали уходить станицами от возвращающейся Красной Армии.

 

Это все человеческий взгляд, а что же национальный? Давайте, наконец, посмотрим трезво и с этой стороны.

 

Конечно, на что могли рассчитывать русские сторонники Гитлера, если немецкое руководство годами отказывалось признать даже Русскую Освободительную Армию, уже не говоря о гарантиях признания национального Русского правительства на освобожденных от коммунистов территориях? Если смотреть на этот вопрос реально – только на создание локальных русских образований (резерваций) вроде Локотьского округа, да надеяться на то, что со временем чисто нацистская политика уступила бы место общеевропейской, из островков русского самоуправления со временем возникла бы русская автономия (или русское подпротекторатное государство) в составе Единой Европы, русские, поступившие на службу в СС и прошедшие подготовку в специальных образовательных учреждениях Рейха, заняли бы достойное место в Новой Европе и т.д. в том же духе.

 

Не густо для народа, привыкшего гордиться великой страной, прямо скажем.

 

Но давайте посмотрим на этот вопрос и с другой стороны. А что получили русские в результате победы СССР в этой войне?

 

На первый взгляд, великое государство, распространившее свое влияние на половину земного шара под «брендом», как сейчас говорят, именно «русского». Но это именно на первый взгляд.

 

При более же серьезном и критическом рассмотрении, окажется, что меньше, чем через полвека, это государство – не будем забывать, бывшее носителем мирового проекта – рухнуло, погребя под собой русский народ, из которого этот проект предварительно выжал все культурные и этнические соки. В итоге на пепелище этого проекта возникла уродливая постсоветская система хазарского колониального капитализма, уничтожающая примерно по миллиону русских в год и заселяющая их землю завозными колонизаторами, только не с Запада, а с Юга.

 

Если, согласно последней переписи населения 2010 года, за четыре года хваленной путинско-тандемной нефтяной стабильности, население страны сократилось на 2,2 миллиона с учетом переписи гастарбайтеров и повышения на 5% удельного веса населения Кавказа, то это означает именно то, что количество русских за четыре года сократилось примерно на 4 миллиона, то есть по миллиону человек в год. А что говорить о ельцинском периоде, где при еще худших показателях падения рождаемости и роста смертности, в год совершалось около 4 миллионов абортов?

 

Неужели немцы планировали сокращать русское население более интенсивно? Или они планировали более интенсивно, чем сейчас вывозить в Европу талантливые русские мозги и молодых красавиц, не видящих своего будущего в России? Или бы они завозили в русские города и веси больше европейцев, чем россиянская власть завозит азиатов? Или они бы покупали на Западе больше элитных яхт и футбольных клубов за счет русских сырьевых ресурсов?

 

Интересно, что даже в самых дерзких планах немцы не претендовали на азиатскую территорию России. Напротив, Розенберг, на свой лад своеобразный русский патриот, писал:

 

“Направление русского динамизма к востоку – вот задача, которую надо проводить со всей твердостью. Быть может, это решение будет одобрено будущей Россией, если не через 30 лет, то через сто. Если мы закроем Запад для русских, то они осознают свой истинный гений, свои подлинные силы и свою географическую принадлежность. Наше решение иначе будет расцениваться историками через сотни лет, чем оно расценивается русскими сегодня”.

 

Концепция Азиатской России Розенберга по-своему пересекается с концепцией великого русского геополитика и политического философа современности В.Л.Цымбурского, который обосновывал необходимость отказа для России от европейской ориентации и переноса центра ее тяжести на развитие зауральских территорий. Естественно, Цымбурский при этом не предлагал отказываться от европейских территорий РФ, но не будем забывать, что до принятия решения о начале превентивной войны немцы были готовы признать за Россией не только их, но и Кавказ, Украину, Беларусь, Прибалтику и Бессарабию.

 

Последние с распадом СССР мы благополучно потеряли, да, и были ли они наши – большой вопрос. Например, прадед пишущего эти строки пришел в Баку из Рязанской губернии на нефтепромысловые заработки еще во времена Царя, когда русские люди могли чувствовать себя там полноценными подданными своей Империи. Во времена советской власти у моего русского отца уже не было никаких иллюзий по поводу своего положения и перспектив в национальной республике, а когда мне было одиннадцать лет, нашей семье пришлось навсегда покинуть малую родину, в которую был вложен труд минимум трех поколений семьи.

 

При всем при этом, никакой концентрации русских на североазиатской платформе, как предлагал Цымбурский и - в экстремальной форме - Розенберг, тоже не произошло. Напротив, все больше подтверждений получают опасения Цымбурского о том, что ценой русского европеизма будет Китай до Урала. Китай – это одна из возможностей, не менее вероятным является и превращение зауральских сырьевых территорий в базу хазарской паразитической системы после того, как она уже не сможет или не захочет удерживать единство трещащей по швам благодаря ее деградационной политики России. В таком случае превращение русских в обслугу транснационалов и китайцев в зауральских территориях и их же в пушечное мясо, которое подлежит переводу на фарш в этнических войнах по типу балканских на европейских осколках России – не такая уж фантастическая перспектива.  

 

Но даже современный фон уже заставляет русских по-другому смотреть на сценарий «локотьских округов». К примеру, могут ли в современной России русские националисты придти к власти на уровне отдельного района или даже выкупить пустующие земли, чтобы создать самоуправление, призванное обеспечить сохранение своего этнического вида на своей территории, оградив ее от поглощения этнокриминалом и трудовыми мигрантами? Любой, кто «в теме», незамедлительно ответит, что одно лишь серьезное обсуждение подобных планов будет чревато 282 ст.УК и запретом, а то и арестом таких мечтателей в качестве «экстремистского сообщества». Вот и выходит, что в современной Хазарии-России русским не полагается даже «локотьских округов».

 

Однако иной читатель, возможно, спросит, ну, а причем тут советский проект, который обеспечил русским и великую мировую цивилизацию, и сохранение собственной территории в рамках РСФСР административными методами? Ведь не он же проводит эту политику, а как раз его ликвидаторы под антисоветскими лозунгами, разве не так?

 

На это мы зададим этим людям один простой вопрос – а откуда взялись эти ликвидаторы-антисоветчики, если не из самой советской системы, причем, из самого ее нутра – разнообразной партхозноменклатурной и чекистской элиты? И не в самом ли советском проекте в таком случае вызревали все объективные предпосылки для такого перерождения его элиты и для такого катастрофического демонтажа?

 

На это нам, конечно, возразят: но, ведь, возможна была другая форма демонтажа этого проекта или просто его эволюции! Может быть. Но почему вы ее тогда не осуществили?

 

Пойди Советская Россия по китайскому пути развития, и сейчас бы просто нечего было обсуждать – разве кто-нибудь из русских людей, выросших и родившихся в СССР, стал бы всерьез обсуждать перспективу размена великой и могучей русской державы на локотьские округа под контролем немцев? Никогда бы победа в той войне не ставилась под сомнение и даже просто не обсуждалась бы, если бы ее результаты, ее плоды не были в столь вопиющей, в столь чудовищной форме перечеркнуты и отняты именно у народа, кровью и страданиями которого она главным образом и была завоевана.

 

А если это произошло, если де-факто они были отняты, а от войны этому народу досталось только бремя невосполнимых демографических потерь, то почему он должен безоговорочно чтить ее Культ, не подвергая сомнениям ни причины начала этой войны, ни задаваясь вопросом  об альтернативных сценариях ее завершения, ни пытаясь понять мотивы и цели тех русских людей, которые тогда сделали выбор, отличный от официального?

 

Нам пытаются доказать, что это не так, потому де, что результатом победы является сама наша жизнь, так как немцы готовили наше поголовное уничтожение. Но в это-то мы и не верим, потому что в это можно только верить, так как беспристрастный анализ не подтверждает этот Миф. Нет господа, это Миф, который сегодня выгоден «хозяевам жизни», пытающимся скрыть то, что действительным результатом этой победы для русских могла бы быть не просто жизнь, на которую немцы не посягали, но достойная и великая жизнь нации. Жизнь, которую вы у нас отняли, вешая нам на уши лапшу о том, что то, что вы сделали за эти двадцать лет с нашей страной и нашим народом, в любом случае лучше, чем то, что было бы, победи тогда Гитлер.  

 

Продолжение и комментарии - здесь.


 


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account