Катакомбы русского ислама (v_sidorov) wrote,
Катакомбы русского ислама
v_sidorov

О национальных школах: личный опыт

В дополнение к предыдущему позволю себе поделиться личным опытом по данному вопросу и его осмыслением.

До одиннадцати лет я прожил в Баку - городе, отчасти схожем с современной Казанью. Как и она до революции, Баку был не национальной столицей титульного народа будущей республики, а русским городом, разве что не в этническом, а в имперско-полиэтническом смысле. Как и в полиэтнической Казани, в полиэтническом Баку официальный язык республики был вытеснен на обочину жизни даже самой титульной нации, значительная часть интеллигенции которой была русскоязычной.

Прожив в Баку до 11 лет, я учился в достаточно престижной школе, в которой до этого учился мой отец - русский бакинец в третьем поколении. Школа была интересна тем, что спортивная площадка у нее была в общем дворе с двумя другими школами: музыкальной при бакинской консерватории (которую закончила моя мать) и азербайджанской школой.



Так вот, стало быть, моя школа была "русской" и несмотря на физическую близость друг от друга (метров 100) с той самой азербайджанской школой она практически не пересекалась - мы жили словно в отдельных мирах и это был словно апартеид, но апартеид неправильный (см. ниже, почему).

У нас в школе был предмет "азербайджанский язык", который присутствовал в программе крайне ненавязчиво. Лично у меня по нему была твердая четверка, иногда даже я выходил на пять, и меня то и дело ставили в пример азербайджанцам, у которых знание родного языка было на нуле и вытягивали которых на тройки только за взятки. Сейчас я, конечно, уже все это растерял, но, не случись Перестройка и не вышвырни мою семью из Баку этническими погромами, вполне возможно, что знал бы язык на неплохом уровне - мой отец, так и вовсе знает его свободно.

Тем не менее, программа обучения у нас была полностью русскоязычной.

С азербайджанской школой же первый раз мы столкнулись тогда, когда то ли в пятом, то ли в шестом классе к нам по ошибке перевели мальчика, который вообще не говорил и не понимал по-русски. Те несколько дней, что он пробыл в нашем классе врезались мне в память на всю жизнь: каждый раз, когда учительница пыталась вытянуть у него  ответ на какой-то вопрос, почти весь класс поднимал его на смех - это было просто отвратительно, особенно потому, что в основном над ним смеялись его же соплеменники. Потом этого бедолагу таки перевели в азербайджанскую школу и мы то и дело пересекались с ним в общем дворе - было видно, что он в своей тарелке, живет и чувствует себя абсолютно нормально, а не подавленно, как он ходил у нас.

Второй эпизод запомнился мне тем, что как-то у пацанов из нашего класса ребята из азербайджанской школы отняли мяч и они прибежали жаловаться учителю физкультуры со словами: "эти азербайджанцы отняли у нас мяч!" Учителю это, видно, резануло слух, потому что он сразу отпарировал: "а вы сами кто, разве не азербайджанцы?", и ребята были этим пристыжены.

Так вот, почему был неправильным тот "апартеид". Потому что в столице национальной республики был абсолютно маргинален официальный язык (в Грузии и Армении все было принципиально иначе) и продвинутые представители титульной нации шли учиться в "русские школы".

В итоге в нашей "русской школе", в моем классе русских было всего двое: я и моя первая любовь с первого класса. Еще было человек пять армян и один еврей, очень просионистски настроенный. Остальные - а в классе было за тридать человек - все азербайджанцы.

Так вот, показательно, что когда началось "национальное возрождение", даже те азербайджанские ребята, которые вообще не знали своего языка, быстро вспомнили, что они азербайджанцы.

Армяне исчезли за пару лет, включая и девочку с азербаджанской фамилией отца, которого она не видела ни разу в жизни, и которую воспитывали мать и бабушка-армянки (бедолага, уехав в Армению, там она была вынуждена уже хлебнуть лиха из-за своей фамилии, в итоге сменила ее на фамилию матери, но было уже поздно - сейчас живет в Москве).

Я покинул свою школу в седьмом классе и дольше всех нацменов там оставались только та русская девочка и тот еврей. Однако в итоге русская девочка живет сейчас в Подмосковье, вышла замуж за русского парня, родила и воспитывает с ним троих детей, а еврей уехал в Лос-Анжелес.

Так что, к своему выпуску мой класс моей "русской школы" пришел с почти 100% азербайджанским составом учеников (в пределах арифметической погрешности - один лезгин и какое-то количество полукровок, что ни на что не влияло).

Хорошо это или плохо? История не знает сослагательного наклонения, но по своему личному опыту, по этой истории, я могу сказать, как должен был бы выглядеть правильный "апартеид". Город с примерно равным соотношением коренного и пришлого населения вполне мог быть реально двуязычным, с конституированием двух общин, живущих в параллельных мирах.

Азербайджанцев можно было стимулировать учиться в азербайджаноязычной образовательной системе, делая азербаджаноязычие условием продвижения по квоте азербайджанской общины, а вот все остальные могли бы конституироваться как русскоязычные, учась в соответствующих школах и потом идя по квотам русскоязычного сообщества. По уму, так было гораздо больше шансов справиться с волной национального возрождения, когда она началась, направить ее в другое русло - это, так сказать, с русских, точнее, имперских позиций.

Ну, а с азербайджанских, ну да, все эти ребята и девчата азербайджанцы из русскоязычных школ, они, конечно, остались азербайджанцами. Однако за редкими исключениями, когда думая на языке чужой нации, можно быть патриотом своей, вся эта бакинская русскоязычная интеллигенция - явление абсолютно бескорневое, космополитически-колониальное. И это, как и другие родовые пятна бакинского космополитизма, конечно, не может не сказываться негативно на интеллектуальной и духовной жизни нынешней столицы уже независимого национального государства. 


Tags: империя, этнополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments